Наши мировоззренческие позиции

Всякое рецензирование — сопоставление мировоззрения рецензентов с мировоззрением авторов рецензируемой работы. Вследствие этого, читающий рецензию имеет дело уже с двумя мировоззрениями: 1) авторов работы и 2) её рецензентов.

Выводы рецензентов могут быть непонятны по причине того, что их мировоззрение отличается как от мировоззрения авторов рецензируемой работы, так и от мировоззрения читателей рецензии. Поэтому, чтобы понять, почему рецензенты сделали именно определённые выводы, следует осознать то, как они сами воспринимают мир, и в чём их мировоззрение отличается от мировоззрения читателя рецензии и от мировоззрения, выраженного в рецензируемой работе её авторами.

Тем более значимо огласить свой мировоззренческий стандарт при рассмотрении литературы историко-обществоведческой тематики, по которой в обществе отсутствует единство мнений, и особенно в случае несовпадения мировоззрений рецензентов и авторов рецензируемой работы. Предлагаемая вниманию аналитика исходит из следующих воззрений.

Человечество не сразу приобрело весь комплекс знаний и навыков, который мы имеем сейчас, и становление человеческой цивилизации было долгим процессом, начальный этап которого до сих пор не завершён. Тысячелетиями общество нарабатывало культуру#. В культурное наследие входят как вещественные памятники культуры (книги, скульптуры, архитектура и проч.), так и все ноосферные порождения, именуемые эгрегорами (этот вопрос мы рассмотрим отдельно ниже). Все процессы в мире можно рассмотреть с позиции управления и самоуправления, глобальный исторический процесс – не исключение. Направленность и особенности глобального исторического процесса нравственно обусловлены. Под нравственностью мы понимаем совокупность нравственных мерил «хорошо», «плохо», «неопределенно», «не имеет значения». Нравственные стандарты являются алгоритмической составляющей психики человека, и то как человек себя ведёт в каждой конкретной ситуации зависит от его нравственных стандартов: что ему приемлемо, а что нет. Отсюда история человечества – это не история войн, а история развития нравственных стандартов. Управление обществом может быть: Структурным – это когда разработана и внедрена чёткая структура, чаще всего иерархическая, где «каждый сверчок знает свой шесток» (по сути, примером структурного управления является армия, чиновничий аппарат, и подобные этому структуры, с жёстко прописанными должностными обязанностями); и Бесструктурным – когда в общество производят вброс нужной информации, на которую люди статистически предопределённо реагируют должным образом. Банальный пример: торговцы, положим, мукой выходят на автобусные остановки и играют сценку, в которой один говорит другому, что мука скоро подорожает в несколько раз. Этот информационный модуль распространяется по «сарафанному радио», и итогом, вероятностно предопределённо, будет скупка всей муки.

Соответственно этому, при взгляде с позиций достаточно общей теории управления на жизнь обществ на исторически длительных интервалах времени (сотни и более лет), средствами воздействия на общество, осмысленное применение которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

1. Информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои “стандартные автоматизмы” распознавания и осмысления частных процессов в полноте и целостности Мироздания и определяют в своем восприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является     основой культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутри-общественное полновластие.

2. Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Мирозданию мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выявлять частные процессы, воспринимая     “хаотичный” поток фактов и явлений в мировоззренческое “сито” — субъективную человеческую меру распознавания.

3. Информация факто-описательного характера: описание частных процессов и их взаимосвязей — существо информации третьего приоритета, к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.

4. Экономические процессы, как средство воздействия, подчиненные чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), являющиеся предельно обобщенным видом информации экономического характера.

5. Средства геноцида, поражающие не только живущих, но и     последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного наследия предков: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, все экологические загрязнители, некоторые медикаменты — реальное применение; “генная инженерия” и “биотехнологии” — потенциальная опасность.

6. Прочие средства воздействия, главным образом силового, — оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей, разрушающее и уничтожающее материально-технические объекты цивилизации, вещественные памятники культуры и носители их духа.

Хотя однозначных разграничений между средствами воздействия нет, поскольку многие из них обладают качествами, позволяющими отнести их к разным приоритетам, но приведенная иерархически упорядоченная их классификация позволяет выделить доминирующие факторы воздействия, которые могут применяться в качестве средств управления и, в частности, в качестве средств подавления и уничтожения управленчески-концептуально неприемлемых явлений в жизни общества.

При применении этого набора внутри одной социальной системы это — обобщенные средства управления ею. А при применении их же одной социальной системой (социальной группой) по отношению к другим, при несовпадении концепций управления в них, это — обобщенное оружие, т.е. средства ведения войны, в самом общем понимании этого слова; или же — средства поддержки самоуправления в иной социальной системе, при отсутствии концептуальной несовместимости управления в обеих системах.

Указанный порядок определяет приоритетность названных классов средств воздействия на общество, поскольку изменение состояния общества под воздействием средств высших приоритетов имеет куда большие последствия, чем под воздействием низших, хотя и протекает медленнее без “шумных эффектов”. То есть, на исторически длительных интервалах времени быстродействие растет от первого к шестому, а необратимость результатов их применения, во многом определяющая эффективность решения проблем в жизни общества в смысле раз и навсегда, — падает.

Так как управление обществом полностью зависит от нравственности, а именно добронравия или злонравия управленцев, то можно однозначно понять, что причины всего нужно искать в устройстве психики людей. Давайте рассмотрим её (психику), как систему.

Человек — часть биосферы Земли. Иными словами, ему свойственно не только то, что отличает его от представителей всех других видов живых организмов, но так же и то, что свойственно и всем прочим видам в биосфере Земли. Если вспомнить общешкольный курс биологии, известный всем, и заглянуть в собственную психику, то можно утверждать, что информационно-алгоритмическое обеспечение поведения человека включает в себя:

  • врожденные инстинкты и безусловные рефлексы (как внутриклеточного и клеточного уровня, так и уровня видов тканей, органов, систем и организма в целом), а также и их оболочки, развитые в культуре;

  • традиции культуры, стоящие над инстинктами, порождённые и поддерживаемые на основе социальной организации;

  • собственное, ограниченное чувствами и памятью, разумение индивида;

  • «интуицию вообще» — то, что всплывает из бессознательных уровней психики индивида, приходит к нему из коллективной психики (эгрегоров#), является порождением наваждений извне и одержимости в инквизиторском понимании этого термина;

  • водительство Божье в русле Промысла (Совесть), осуществляемое на основе всего предыдущего, за исключением наваждений и одержимости как прямых вторжений извне в чужую психику вопреки желанию и осознанной воле её обладателя.

В психике всякого индивида есть возможное или действительное место всему этому. Но что-то одно из названного может подчинять себе все прочие компоненты в процессе выработки поведения индивида во всех жизненных обстоятельствах:

  • если первое, то индивид — человекообразное животное (таковы большинство членов всякого национального общества в прошлом) — это животный тип строя психики;

  • если второе, то индивид — носитель типа строя психики «зомби», поскольку он, по существу, — биоробот, запрограммированный культурой;

  • если третье или четвертое, то индивид — носитель демонического типа строя психики. Который характеризуется поговоркой «что хочу, то и ворочу».

  • если пятое, то это — человечный тип строя психики, норма для человека, которая должна достигаться в подростковом возрасте (к началу полового созревания и пробуждения половых инстинктов) и обретать устойчивость к началу юности (завершению процесса формирования организма), после чего она должна быть неизменно характерной для организации его психики на протяжении всей дальнейшей жизни во всех без исключения обстоятельствах.

Человечный тип строя психики — как понятие и как явление в жизни — требует одного пояснения, необходимого как для тех, кто убеждён в том, что Бога нет, так и для тех, кто убеждён в том, что Бог есть: жизнь человека нормально должна протекать в его личностном осмысленном диалоге с Богом о смысле и событиях жизни. Доказательства Своего бытия Бог даёт в этом диалоге каждому Сам на веру соответственно судьбе, соответственно достигнутому личностному развитию каждого, соответственно проблематике, которая остаётся не разрешённой в жизни человека и общества. Доказательства носят нравственно-этический характер и состоят в том, что события жизни соответствовали смыслу помыслов и сокровенных молитв, подтверждая объективную праведность человека и давая вкусить плоды неправедности, которой человек оказался привержен вопреки данным ему Свыше предзнаменованиям.

И если индивид внимателен и честен перед собой, то он не будет отрицать, что получил ответ на своё молитвенное обращение к Богу. Другое дело, согласится ли индивид с Данным ему Ответом, либо отвергнет его, поскольку ответ может оказаться ему не по нраву. Если согласится, то жизнь в его видении станет прекрасна, и будет течь, как диалог с Богом, в котором человеку нормально доверять Богу. Но это не предмет веры в неведомое и недоказуемое, а предмет внутренней сокровенной этики индивида и Бога, и это — его сокровенное, внутреннее не обусловлено ритуалом, культурной традицией, пропагандой, контрпропагандой и т.п. Поэтому вера в Бога — следствие безверия Богу. Она — вера в Бога — представляет собой разновидность атеизма по существу#.

Иерархическая упорядоченность названных компонент определяет строй психики индивида. Строй психики в настоящем контексте это — смысловая единица, т.е. к этому словосочетанию следует относиться так же, как одному слову, являющемуся носителем определённого смысла.

Некоторые индивиды неизменны в свойственной им иерархической упорядоченности названных компонент психики (инстинкты, привычки, интуиция, совесть). Другие переходят от одной к другой неоднократно и обратимо, подчас даже не один раз на день. Третьи изменяются однонаправленно и необратимо. Нормальное для человека личностное развитие — от первого к пятому, и пятое должно стать необратимым к началу юности — завершению генетической программы развития организма. В человечном типе строя психики достигается эмоциональная позитивная самодостаточность личности, не зависящая от обстоятельств, вследствие того, что Вседержитель не ошибается, но не меняет того, что происходит с людьми покуда люди сами не переменят того, что есть в них: нравственности, помыслов, устремлений. И на основе такого рода эмоциональной самодостаточности обстоятельства начинают складываться жизненно благоприятно для самого человека и тех, кого он принимает в область своей заботы, конечно, если те не противоборствуют проявляемой им заботе умышленно.

Все знания, навыки, квалификация и специальности — только приданое к строю психики. Высокий профессионализм и талант могут сопутствовать и индивидам с животным строем психики, строем психики зомби, демоническим строем психики. Поэтому уровень профессионализма и искусности в тех или иных видах деятельности ещё ничего не говорит о том, состоялся ли индивид в качестве человека.

Но отсутствие профессионализма и дееспособности, хоть в какой-нибудь общественно значимой области деятельности однозначно говорит о том, что в качестве человека индивид не состоялся. Ибо только совокупность следующих этапов:

  • процесс выявления общественных нужд,

  • формирование осознанного к ним отношения,

  • поиск вариантов их решений,

  • формирования концепции достижения этих вариантов,

  • и последующая конкретика действий по достижению поставленных целей может говорить о том, что человек умеет слушать и слышать, понимать, сочувствовать, думать, соотносить с совестью, и имеет добрую волю, направленную на преображение мира.

Бог, дав человечеству свободу выбора и возможность обрести свободу воли, никогда её уже не отберёт, и, соответственно, программировать человечество на то, что в последнее время многие фанатики «праведности» (сообразно их субъективным представлениям о праведности) норовят сделать, под лозунгами «наносить добро, причинять радость» Бог не станет. Естественным образом человечество развивалось, сменяя разнообразные культуры. Неизвестно какие культуры были много тысячелетий назад, но самая древняя из известных нам – ведическая культура, описывающая циклическую катастрофичность (смена эпох, Кали Юга/Ночь Сварога и проч.), как норму, предопределённую Богом. На наш взгляд, жизнь можно описать следующим тезисом: всё что ни происходит, происходит наилучшим возможным образом, при тех реальных нравственных стандартах и этике, что свойственны людям. Отсюда любые катастрофы – следствие порочности, а порочность – следствие системных ошибок культуры. Так человечество развивается, и ведическую культуру сменила библейская культура (название дано по названию основной книги, которая является по своей сути новым идеологическим проектом ведического знахарства), которая, в нашем понимании, выставила напоказ все пороки ведической, и довела их до абсурда.  Как мы видим из жизненных реалий, библейская культура, так же заслуживает преображения в некую новую – культуру Человечности.

Типы строя психики нормально соответствуют стадиям развития ребёнка, его взросления. Но, если ребёнок не взрослеет, а остаётся при нечеловечном типе строя психики, то за счёт разницы в знаниях и навыках, «демон», например, может манипулировать и помыкать «зомби» или «животными». Так вызрела древняя культура рабовладения. Формы рабовладения менялись от прямого физического подавления до манипуляций с сознанием, где человек сам не понимает, что он раб, и наслаждается своими цепями, которые по факту находятся у него в голове. С пережитками этой культуры мы имеем дело и по сей день.

Теперь разберёмся с теми проявлениями культуры, которые нельзя потрогать, а именно ноосферными проявлениями – эгрегорами.

 

Эгрегоры, как незримое управление

В 20-м веке В.И. Вернадский ввёл такое понятие как «ноосфера», или информационное поле планеты Земля. Так вот эгрегоры являются частями этого информационного поля. Эгрегор – относительно новое слово, в латыни оно однокоренное со словами, означающими «агрегат», «сборка». В наш язык этот термин ввёл Даниил Андреев, при этом он даёт следующее определение: «Эгрегор – иноматериальное образование, возникающее из психических выделений человечества над большими коллективами: племенами, государствами, некоторыми партиями и религиозными обществами». В.Н. Богданович в работе «Теория эгрегоров» говорит об этом явлении как о «подсознании общества, об основной структурной единице тонкого мира». В нашем понимании, эгрегоры – это полевые материальные структуры#, которые несут в себе информацию и алгоритмику её преобразования, значимую роль здесь играет обусловленность мыслительными процессами людей, объединённых на базе единства идей, желаний, стремлений. Эгрегоры могут жить своей жизнью, заботиться о своём благополучии, но говорить о них как о структурах, обладающих волей неправомерно. Они – автоматы.

По своей сути эгрегоры не являются ни плохими, ни хорошими. Они помогают нам «плыть на автомате» там где это необходимо, для того, чтобы освободить сознание для решения более важных задач. Примером таких эгрегоров могут быть эгрегор прямохождения – чтобы не вспоминать и не учиться каждое утро: как правильно ходить, и не прилагать к этому сознательных усилий. Ещё пример: эгрегор водителей – когда человек «подключается» к такому эгрегору он может общаться с пассажиром, не вглядываясь в коробку передач, не смотря на педали, и периодически не осмысляя то, как нужно включать поворотник и т.п. «Подключение» к эгрегору происходит благодаря схожести информационно-алгоритмического обеспечения#. То есть, чтобы «подключиться» к эгрегору прямохождения необходимо проделать эти движения осознанно-волевым порядком, то есть самому походить. Есть иные техники подключения в информационно-алгоритмическую структуру эгрегора – это ритуалы. Придуманы эти вещи были в далёкой древности всевозможными магами и колдунами. Не все могли и имели возможность обрести необходимые знания и навыки, поэтому появилась необходимость «подключать» людей в эгрегоры на бессознательном, интуитивном уровне. Одним из наиболее распространённых примеров такой эгрегориальной магии являлись обряды посвящения в воинов. Все воины проделывали один и тот же обряд, и это был «ключ» к информационно-алгоритмическому полю, в которое должны были попасть и юные воины, обретая на подсознательном уровне опыт уже бывалых защитников, что давало им необходимое преимущество в бою. Далее эти «ключи» стали использоваться повсеместно, и давали вход в алгоритмику не только нужных эгрегоров, ради благих целей, но и для уничтожения и порабощения психики людей. Такие вещи стали называть «чёрной магией#».

Открывая ключом комнату с информацией и алгоритмикой человек получает к ним доступ, но здесь есть опасность того, что эта информация будет конфликтовать с уже имеющейся у него. Конфликты в психике приводят к хаосу, взаимоисключающих мнениях по одним и тем же вопросам, и бардаку по жизни. Ведь, здесь ещё нужно понимать, что у каждого человека есть Совесть, а она, как врождённое религиозное чувство, которое соединяет человека с Богом, который есть#, всегда говорит о праведности. Конфликты неправедных эгрегоров с Совестью человеку обеспечены всегда! В результате чего, человеку по жизни требуется допинг, эмоциональная подкачка, хоть какой-то «позитив», иначе при порочной нравственности жить представляется невозможным. Самый простой вариант такого допинга – это алкоголь, табак и другие наркотики. Обжорство, или желание получить удовольствие от вкусовых ощущений, вне объективного желания получить пищевое подкрепление – такой же вид зависимости.

На наш взгляд, норма для человека – это эмоциональная самодостаточность, о которой мы упомянули ранее, при разговоре о человечном типе строя психики. Когда человек не мечется между эйфорией, схожей с одержимостью и депрессией. Эмоциональная самодостаточность – это когда в психике нет конфликтов, а это может быть лишь при согласованности нравственных стандартов человека с Совестью. Ещё один из факторов – отсутствие зависимостей – свобода Воли. Смысл в том, что человек, имея зависимость, не имеет свободу Воли, так как, если он захочет что-то сделать, то зависимость может ему в этом помешать. К примеру, человек хочет придти вовремя на встречу, и до этого решает зайти в магазин, чтобы купить себе ручку и тетрадку, необходимые для встречи, но зависимость от «потреблядства» настолько сильна, что он засматривается на множество других вещей, возможно, что-то покупает, в итоге - опаздывает на встречу. Зависимостей огромное количество, но для человека должна быть одна «зависимость» – зависимость от голоса Совести, так как лишь диктат Совести может привести к ровному положительному эмоциональному фону. Положительный эмоциональный фон нормально достигается, как результат прохождения информации через психику человека, когда она соответствует, либо превосходит ожидания, конечно соотнося всё с собственной Совестью. Если дела человека соотносятся с праведностью, он исследует мир и занимается творчеством в русле Божьего Промысла#, то его постоянно радует как процесс, так и результат. При этом, важно понимать, что положительные эмоции, получаемые человеком в результате свершения праведных дел и их результатов, не имеют ничего общего с привязанностью, и зависимостью от положительных эмоций, которая получается от неосмысленного подхода к жизни, не имея чёткого представления о собственном смысле жизни.

Положительная эмоциональная самодостаточность – это и есть то, что мы понимаем под термином Счастье. Счастье предполагает Со-участие, понимание того, что мы (Человечество) – единый живой организм, и вся наша деятельность должна лежать в русле Промысла. Если же человек начинает думать лишь о себе (или только о своей душе, похотливо заботясь о том, как бы ему побыстрее попасть в Рай, или уйти на «трансцендентный уровень»), то он перестаёт быть частью целого, и начинает вести себя как раковая клетка в организме, как вирус, распространяя схожие ему принципы индивидуализма.

Теперь вернёмся к зависимостям и рассмотрим их природу. Когда человек зависим, он не обладает эмоциональной самодостаточностью, а следовательно, имеет те или иные пороки и дефекты мировоззрения. Его нравственные стандарты являются злонравием, а не добронравием. Совесть обеспечивает влияние на его психику конфликтующей с его нравственностью информации и ощущений. Чувствовать это человек не имеет желания, работать над собой тоже, соответственно, ищет эмоциональную подпитку извне. Выбирая себе объект зависимости, человек, периодически чувствует «голод», который может проявляться в виде плохого настроения, негативных мыслей, ощущений тревоги, страха. Когда та, или иная эйфория заканчивается, и на уровень сознания всплывает обратная связь из подсознания, ему надо её заглушить, по сему он опять припадает к «соске» своей зависимости. Чтобы избавиться от зависимости, человеку надо «столкнуться лицом к лицу со своими демонами», понять: в чём он не прав, переосмыслить прошлое, намерения на будущее – и он свободен! Культура нашей цивилизации вместо этого пропагандирует различного рода зависимости. Важная особенность зависимостей, которую следует отметить – это её периодичность, ведь, например, касаясь вопросов личностного развития, человеку научившись рисовать больше не требуется учиться рисовать, он не получает радость от того, что правильно держит кисточку – он пошёл дальше, он рисует картины, занимается Творчеством! Один раз выучив таблицу умножения, человек не имеет нужды её повторять. Примером, способствующим личностному развитию, но имеющим в себе периодичность одинаковых действий является физкультура, но дело в том, что ей мы занимаемся из-за неестественных условий проживания для человека.

По поводу зависимостей необходимо понимать ещё одну вещь: зависимости, типа алкоголя, табака, других наркотиков, и многих видов «духовных практик», на краткосрочном временном промежутке, помогают человеку справиться с конфликтами в психике. Здесь ещё необходимо помнить, что никакая зависимость не появится у человека, который обрёл свой смысл (или смыслы) жизни в Русле Божьего Промысла. Люди, же утверждающие, что всё в этой жизни есть зависимость, еда, вода, воздух, общение и т.п. на самом деле не различают природную нормальную необходимость и искусственно созданную зависимость. Дело в том, что необходимость – не приводит к деградации и остановке в развитии духовном, а зависимость – пожалуйста... Тут нужно уметь отличать реальное духовное развитие (как развитие способности проявления своей любви), от «духовного онанизма», который проявляется в виде похоти «сверхвозможностей», вроде телепатии, и прочих инструментов ради инструментов.

Что же касается любви, и её проявлениях, то под понятием любовь в современной нам культуре люди подразумевают разные вещи, порой, не являющиеся любовью по своей сути. По отношению к ней эпитет «безответная», «односторонняя», а тем более «безумная», «слепая», «злая», «страстная» и т.п. неуместны. Неуместны просто потому, что Любовь, будучи «совокупностью совершенства», содержит основания и цели в себе самой, не лишая живущего ею ни ума, ни зрения, не пережигая его жизнь во взрывах эмоций. Поэтому истинно любят не за что-то, а просто потому, что не могут не любить. Если же человек принимает в себя Любовь, то вместе с нею он обретает качество положительной эмоциональной самодостаточности, которое несравнимо с той эмоциональной подпиткой, которую могут дать и давали ему в прошлом привязанности, включая и секс. Человек, несущий в себе Любовь, неподвластен угнетающим эмоциям. Его эмоциональное состояние не обусловлено окружающими обстоятельствами, не обусловлено тем, приняли его Любовь либо же нет, ибо Любовь по сути своей - свободный и щедрый дар, который, с одной стороны, невозможно кому-либо навязать, а с другой стороны, который протекает как вода сквозь пальцы того, к кому она обращена, если тот не удерживает её в ладонях встречным потоком Любви, но растопыривает пальцы пошире, чтобы заграбастать себе побольше.

И если Вы Любите, то не может возникнуть такой ситуации, когда Вы говорите другому человеку: “Я люблю тебя”, - а спустя какое-то время, тем более в ходе семейной жизни с ним, Вы говорите ему: “Извини, я люблю другого”. Если ситуация развивается по такому сценарию, то это означает, что Вы не любили первого, не любите и второго, но происходит перестройка системы Ваших привязанностей, и вследствие того, что Вы несвободны, Вы вынуждены одному сказать: “Извини, я тебя больше не люблю”, - а другому сказать: “Я тебя люблю”, - не зная, что в действительности Вы не любите никого. К проявлениям Любви это не имеет ни малейшего отношения, поскольку Любовь освобождает от привязанностей, и если бы Вы были свободны, то у Вас не было бы причин разрушать Вашу же семью или дружбу. Если же Вы создали семью не на основе Любви, но Любовь всё же пришла к Вам потом, то она придаст совершенно иное качество уже сложившейся семье. Любовь, придя раз, не уходит, и потому Вам не будет нужды когда-либо говорить одному человеку «я тебя больше не люблю», а другому «я тебя люблю».

Свобода выбора у человека есть всегда, но свободы воли, если он повязан страстями, нет. Его воля в каких-то своих устремлениях ограничивается привязанностями, и в таких ситуациях ему требуется сила воли, чтобы осуществить избранное, преодолев диктат привычек. Если же человек обретает Любовь, которая освобождает его от привязанностей, то, поскольку они перестают его сковывать, вместе с Любовью он обретает и свободу воли.

Кроме этого, ещё можно выделить следующие типы мировоззрения, которые могут способствовать, либо мешать человеку развиваться и любить, осваивая полезные знания и навыки из культуры, а так же преодолевая и преображая бесполезные. В пределе можно выделить два типа, которые в чистом виде, конечно же не существуют, но характеризуют основную направленность формирования мировоззрения.

  • Калейдоскопичное мировоззрение – это когда новые фрагменты знаний не связываются со старыми. Фрагментарный набор знаний не позволяет видеть картину в целом, и увидеть всю полноту причинно-следственных связей. Каждый новый факт может перевернуть картину мира, потому что он не укладывается в то, что уже есть.

  • Мозаичное мировоззрение – это когда человек формирует взаимосвязи между фактами, фрагментами знаний, ставшими достоянием его психики. Каждый новый факт либо расширяет кругозор, дополняя мозаику, либо детализирует её.

Хорошим примером этих двух типов мировоззрений является структура папок на жёстком диске компьютера. Один человек, не создав структуру, пытается впихнуть хоть как-то новую информацию. Это может выглядеть примерно так:

1

1111111111

7777777

Видео

Новая папка

Новая папка (1)

Новая папка (2)

Новая папка (3)

От (имя знакомого)

Работа1

Работа четверг

Фотки

Фоткииииии

Фото 14_05

Фото 18_09

Мозаичное формирование структуры папок жёсткого диска может выглядеть примерно следующим образом:

Аудиозаписи

Видеозаписи

Документы

Книги

Работа

Фотографии

Далее структура папок идёт вглубь, уточняя, к примеру какие книги, или какой тип документов находится в каждой папке.

Если не формировать мозаичное мировоззрение, то, с течением времени, по мере накопления фактов они будут всё беспорядочнее укладываться в голове, что само по себе приводит к стрессам и различного рода неприятностям.

Мозаичное мировоззрение тоже может быть двух типов: «Я-центричное» и Богоцентричное.

Начинающееся от «Я-центра», то есть когда человек, воспринимая мир, назначает систему координат, которая начинается с «себя любимого». «Я» является центром мира, и всё что есть вокруг, меряется по себе. Здесь нужно понимать, что такая система координат ущербна и неустойчива, в виду ограниченности самого человека, и того, что «Я-центр», как точка отсчёта постоянно изменяется, так как человек, воспринимая новую информацию, всегда изменяется сам, что не является показателем устойчивости, и является развёрткой от частного к общему.

Альтернативой «Я-центризму» является Богоцентричное мировоззрение, которое развёртывается от общего к частностям, когда человек понимает, что он – не центр Мироздания, а является неотъемлемой частью объемлющего его целого, в котором он выполняет конкретную миссию, согласованную с объемлющими целями иерархически высшего объемлющего управления – Бога. И, в данном случае, эгоизм «Я-центра» не нужен, просто потому, что «властвование над миром, который крутится вокруг человека» не является целью человека, человек хочет сделать как лучше, а не как хочется ему, исходя из его ограниченного разумения, или каких-то представлений о себе и мире. Задача человека сделать мир лучше, и если для этого будет необходимо изменить себя, отказаться от привычных вещей, или образа мыслей, то это не проблема для человека, имеющего Богоцентричное мировоззрение.

Для такого человека является нормальным доверять Богу, воспринимая свою жизнь, как диалог с ним через язык жизненных обстоятельств, с помощью которого Бог разговаривает с каждым непосредственно.

Необходимо понимание, что Вседержитель не ошибается, и камертоном является осознание того факта, что всё что ни происходит – происходит наилучшим возможным образом при той реальной (а не показной) нравственности и этике межличностных отношений, что есть у людей. И это должно приносить внутреннюю умиротворённость, и желание благодетельствовать миру с открытой душой.

И процесс познания и управления жизнью происходит, как диалектический процесс постановки вопросов и нахождения ответов на них, критерий, по которому ответы можно считать адекватными жизни – это устойчивость по предсказуемости, что отражено в выражении «практика – критерий истины».

В связи с необходимостью формировать мозаичное мировоззрение, необходимо понимать ещё один фактор, влияющий на всех людей в современном обществе – так называемый «закон времени».

 

Закон Времени

Давайте подумаем, что же такое время? Все, что происходит во Вселенной можно описать как колебательный процесс, как на уровне микромира, так и на уровне макромира. Вращение электронов по орбитам вокруг ядра атома, вращение Луны вокруг Земли, Земли и планет вокруг Солнца, вращение галактик. Так же и всё в жизни человека подчинено определённым ритмам и описывается как колебательный процесс. Исходя из этого, время – есть соотнесение частот колебательных процессов, один из которых берётся за эталон. Так как очень многое в жизни человека подчинено солнечным ритмам, то за эталон времени были взяты периоды обращения Земли вокруг Солнца – год, и Земли вокруг своей оси – день.

Если рассмотреть жизнь человека как некий колебательный процесс, то можно увидеть следующее: до 20-25 лет, человек учится и активно в жизни общества не участвует, от 20-25 до 50 лет период наибольшей продуктивности в общественной деятельности человека, после 50 лет основная масса людей начинает уходить в свои проблемы и сторонится активной общественной жизни. В итоге наиболее общественно значимым в жизни человека является период протяженностью около 20-25 лет. Похожую закономерность можно выявить, если учесть средний возраст матери при рождении первого ребенка он тоже составляет 20-25 лет. Так как, при зачатии происходит обмен генетической информацией и рождённый ребёнок несёт уже новый генетический код, то можно определить, что каждые 25 лет происходит обмен информацией на биологическом уровне.

Назовём этот процесс «частотой биологического времени», в течение всего глобального исторического процесса она практически не изменялась и остаётся постоянной.

Человек является единственным биологическим видом на земле, который подвергает обработке всё, что получает от природы и занимается творчеством, создавая нечто новое. Таким образом, кроме существующей биосферы человек создал техносферу, которую он непрерывно видоизменяет и совершенствует. Особенно сильно скорость изменения техносферы подстегнул узаконенный ростовщический ссудный процент, который заставляет внедрять постоянно новые технологии, чтобы рассчитаться с долгами. Есть ли периодичность в изменении техносферы? Да такая периодичность есть, и её легко проследить, взяв какую либо из отраслей человеческой деятельности, например транспорт.

Человек изобрёл телегу, и она прослужила без существенных изменений тысячи лет. Человек изобрёл карету, и она проездила сотни лет. Изобрёл паровоз, его конструкция менялась через десятки лет (паровоз, тепловоз, электровоз, монорельсовая железная дорога). С изобретением автомобиля и самолёта обновление пошло уже через единицы лет.

Мы видим, что частота смены технологий постоянно нарастает, и если в начале она измерялась тысячелетиями, то на сегодняшний день измеряется годами. Но техническая информация — это только часть общей информации культуры человечества, в общем, такому же закону изменения подвержена вся культура, если под культурой понимать всю внегенитически обусловленную информацию. Поэтому назовём эту частоту обновления информации на внегенетическом уровне — “частотой социального времени”.

Соотношение частот биологического и социального времени и их взаимосвязь в глобальном историческом процессе получило название Закон времени.

Теперь посмотрим, как соотносятся эти частоты. Если раньше многие сотни и даже тысячи лет частота «биологического времени» была выше частоты «социального времени», то во второй половине 20-го века ситуация качественно изменилась. Теперь частота «социального времени» превосходит частоту «биологического времени». В первой половине 20-го века (1900…1950), в жизни человеческого общества произошло явление, в технике называемое – резонансом#.

Человечеству удалось проскочить этот отрезок времени и выжить, благодаря тому, что данный период был незначителен по продолжительности относительно всего исторического процесса и население нашей планеты не достигло, к этому времени, критической массы, хотя в это время весь мир потрясла волна войн и революций. Этот период в Библии назван – апокалипсис.

Теперь за время жизни одного человека и жизни одного поколения происходят многократные изменения в окружающем социуме (изменения в информационном состоянии общества). Меняется и отношение людей к происходящему вокруг них, в результате чего после второй половины 20го века происходит смена логики социального поведения людей.

В период до смены логики социального поведения человек рождался, получал некую информацию (вот Бог, вот Царь, вот Церковь), и она была незыблема, вплоть до его ухода из жизни. Тот, кто в начале жизни получал посвящение в нечто, мог за счёт монополии на это знание безбедно жить всю оставшуюся жизнь. Тот, кто не получал подобных посвящений, пахал землю. Ныне пора посвящений закончилась, в результате всё возрастающей частоты социального времени они утратили какой бы то ни было смысл.

Для иллюстрации скорости развития технологий обратимся к информации главного футуролога компании "Cisco" Дэйва Эванса (Dave Evans), на конец 2009г.:

«Сегодня мы знаем 5% того, что нам станет известно через 50 лет. Другими словами, 95% знаний, которые будут доступны людям к 2060 году, станут результатом открытий, сделанных в предстоящие 50 лет. В ближайшие 2 года объём информации в нашем мире будет ежегодно увеличиваться в шесть раз, а объём корпоративных данных в тот же период будет ежегодно возрастать в 50 раз. В течение двух следующих лет объём информации во Всемирной сети будет удваиваться каждые 11 часов. К 2015 году человечество будет ежегодно создавать контент, объём которого в 92,5 миллиона раз превышает объём информации, хранящейся в библиотеке Конгресса США (считается самым большим в мире хранилищем информации).»

В изменившейся логике социального поведения человек либо осваивает новые знания, пересматривает и изменяет свои стереотипы, либо оказывается на свалке истории. Чтобы приспосабливаться, человеку необходимо уметь овладевать новыми знаниями непрерывно в течение всей жизни, а для этого надо уметь учиться самостоятельно. Надо вырабатывать метод освоения новых знаний.

«Knowledge is power – знание власть» «Кто владеет информацией - тот владеет миром»

Основной принцип порабощения человечества реализуется исходя из использования монополии на знание. Когда небольшая кучка людей наверху социальной пирамиды обладает всей полнотой знаний человечества, и чем ближе к основанию этой пирамиды, тем меньше знаний даётся людям. По сути можно рассмотреть две условные пирамиды одна – пирамида власти с вершиной направленной вверх, другая – пирамида знаний с вершиной обращенной вниз. Закон времени приводит к краху эту систему пирамид. Современному рабовладельцу, хозяину рабочих (слово рабочий однокоренное со словом раб), чтобы его рабы лучше работали и приносили “прибыль”, необходимо непрерывно давать новые знания. Но если рабы будут всё больше и больше знать, то они перестанут быть рабами.

«Каждый в меру своего понимания общего хода вещей работает на себя, а в меру непонимания на того, кто понимает больше.»

Или как сказал Козьма Прутков:

«Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий».

Человеку больше нужны не фактологические знания, а методологические - такие которые сперва смогут выложить адекватную жизни мозаику, а потом расширять и детализировать её должным образом. Кроме этого каждый должен понимать, что при таком высоком темпе жизни, накапливать информацию в психике, которая будет являться антагонистичной к некоторым её компонентам, особенно с совестью, просто опасно для духовного здоровья. Конфликтующие друг с другом информационные модули могут «портить настроение», создавать стресс. Но, кроме этого и конструировать двойные нравственные стандарты, приводящие к расколам психики. Собственно, то, что называется «раздвоением личности» проявляется не только в виде клинической психиатрии, но и в виде несоответствия оглашений и умолчаний. Как итог, в психике такого индивида самостоятельно разобраться, отличить реальность от иллюзий и фантазий будет крайне сложно. В условиях Закона Времени человеку необходимо по-новому взглянуть на общество, мир в целом, и себя, как неотъемлемую часть этого мира. Пересмотр старых стереотипов, создание новых, адекватных жизни, и постоянная проверка отобранных новых на их работоспособность – это те вещи, которые должны стать для нас обыденным делом. Такова новая культура, в которой обучение (познание) – постоянный, непрерывный процесс, продолжающийся в течение всей жизни человека, выполняющего уже не только биологическую программу минимум (пребывание в среде и воспроизводство новых поколений), но и стать человеком-творцом, как о том писал И.А. Ефремов в своей книге «Час быка».

Приложения

Культурологические оболочки животного типа строя психики

Начнём с публикации Светланы Кузиной в «Комсомольской правде» от 16.11.2002 г. «В душе мы по-прежнему обезьяны. Так утверждает психолог Дмитрий Азаров»:

«Как это ни прискорбно, Дарвин всё-таки был прав. Мы — не от Бога, мы — из джунглей.# Оказывается, мы любим, завоёвываем авторитет, подчиняемся и ссоримся, в общем, строим свои отношения с окружающими по-обезьяньи. Миром до сих пор правит древний язык тела, жестов и мимики, на котором говорили когда-то наши лохматые предки. На уровне подсознания мы ему по-прежнему следуем.

Чтобы бизнес пошёл, нужно вести его, как горилла

— Дмитрий Александрович, так с чего вы вдруг взяли, что мы недалеко ушли от своих диких сородичей?

— Всё началось с того, что мы с коллегами однажды решили провести любопытный эксперимент. Мы собрали группу московских бизнесменов, у которых не очень ладились дела. И превратили их на время в обезьян. Две недели мы учили их азам древнего языка жестов и мимики, которые использовали наши далёкие предки. И в итоге через некоторое время у наших подопытных стало всё получаться! Бизнес пошёл в гору. Один из участников эксперимента с удивлением признался, что, оказывается, просто добиться уважения и доверия у окружающих людей: надо только посмотреть на мир через «обезьяньи очки».

— И что же через них видно?

— Как известно, Дарвин сегодня не в фаворе. Люди предпочитают думать о своём инопланетном или божественном происхождении. Но исследователи, анализируя повадки обезьян, неизбежно приходят к выводу: если мы и не являемся дальними родственниками мартышек, то своими манерами очень мало отличаемся от них. Например, вот как самец обезьяны назначает свидание самке? Это, как правило, происходит на поляне с одиноко стоящим посередине деревом или камнем, за которым можно спрятаться в случае опасности. Самец приходит чуть раньше и начинает нервно расхаживать по кругу, время от времени производя мочеиспускание — метит территорию. Самка же тем временем сидит в ближайших кустах — ждёт, когда самец подготовит поляну для свидания.

— Так это же похоже на встречу влюблённых под часами или у памятника!

— Вот именно. И также мужчина приходит раньше, а женщина вроде бы опаздывает, а на самом деле выжидает за углом, наблюдая за ходящим кругами возлюбленным. При этом он, сам не понимая почему, ужасно хочет в туалет. В этот момент в его организме (физиологи проверяли) температура мочевого пузыря поднимается на несколько градусов. А секрет прост — инстинкт повелевает самцу пометить территорию.

10 минут глаза в глаза

— Обидны эти ваши аналогии…

— Против фактов не пойдёшь. Мы провели ещё один эксперимент, в результате которого нам удалось сократить число бракоразводных процессов в семьях дальневосточных рыбаков. Об этом нас попросило местное начальство, которое было обеспокоено частыми семейными неурядицами, что отражалось на работе. Мы попросили мужей и жён каждый вечер смотреть друг другу в глаза не менее 10 минут. И что вы думаете: в семьях рыбаков наступили мир и благодать!

— Только из-за детской игры «кто кого переглядит»?!

— Секрет — в той же обезьяньей природе. Среди самцов пристальный и долгий взгляд означает вызов, а в сочетании с улыбкой (оскалом) ещё и угрозу. Поэтому рыбаки, находящиеся долгое время на корабле в мужском коллективе, инстинктивно выбирают максимально неконфликтную манеру поведения: глаза при встрече сразу отводятся в сторону. За месяцы плавания и путины это входит в привычку. И, вернувшись домой, мужчины продолжали отводить глаза, что жёнами расценивалось как сокрытие правды (изменил) или нелюбовь. И действительно, такое «поведение глаз» противоречит природе, поскольку любящий обезьяний самец при встрече с самкой смотрит ей в глаза. А у моряков просто выработалась привычка опускать глаза. Поэтому мы и предложили этим семьям поиграть в «гляделки».

Вожак должен раздвигать ноги

— Ну в личной жизни мы все похожи на четырёхлапых. Но у нас есть интеллект, и мы посылаем корабли в космос. Как можно поставить знак равенства между нами и теми, кто сидит в зоопарке?

— Большую роль в поведении людей играет психология, а не IQ#. Высокоинтеллектуальны всего 10 процентов населения. Они же занимают большинство руководящих постов. И они же больше всего походят повадками на обезьян. Крутых обезьян. Например, «альфа-самец» — вожак обезьяньего стада — так же хорошо узнаваем среди своих «подчинённых», как и президент крупной фирмы. Его легко узнать, потому что он держится прямо, чтобы казаться более высоким, издаёт громкие звуки и подолгу смотрит собеседнику в глаза, не моргая.

— Но одно дело — управлять хвостатыми, а другое — гомо сапиенс!

— Нет никакой разницы! Правда, у разных пород обезьян методы управления сильно разнятся.

ВОЖАК ГОРИЛЛА относится к членам своего стада как к родным. Придя в ярость из-за бестолковости подопечных, он способен наорать. Но он не мстителен. Среди начальников таких людей сколько угодно.

ВОЖАК МАКАКА — страшный деспот, который занимает своё место благодаря физической силе и соблюдает жёсткую дистанцию в отношении с подчинёнными. Такого типа шефы обычно руководят большими концернами с пирамидальной структурой.

ВОЖАК ШИМПАНЗЕ наиболее способен манипулировать массами, так как умеет проводить гибкую политику. Менее заметный, чем другие обезьяньи вожди, более любезный и общительный шимпанзе правит благодаря своим союзникам и сообщникам. Напоминает это вам некоторых политических лидеров?

ИЗ АРХИВА «КП»

Мы чешем голову, как шимпанзе

В своей книге «Голая обезьяна. Человек с точки зрения зоолога» известный американский учёный Десмонд Моррисон доказывает, что человеческий вид не сильно отличается от обезьян. У нас, как и у них:

Социальная иерархия: группой подчинённых управляет вожак. Когда он становится стар или слаб, его свергает молодой и сильный. И, несмотря на постоянную занятость, он неизменно остаётся самым ухоженным и сексуальным.

Угрожая кому-то, мы стараемся казаться как можно выше ростом и мощнее. А желая продемонстрировать подчинение, отвешиваем поклоны.

В моменты сильного волнения шимпанзе отчаянно чешет голову и лапы. Мы ведём себя точно так же, принимаясь приглаживать себя, поправлять одежду, причёску, кусаем ногти, пощипываем бороду или усы, чтобы забыть о волнении».#

Эта публикация — ещё одно подтверждение тому, что «Человек разумный» — принадлежит биосфере планеты, и то, что издревле именовалось «животным началом» и связывает его с биосферой Земли, человеку не чуждо и не является клеветническим измышлением, имеющим целью низвести человека до состояния животного. Вопрос только в том, какое место в психике индивида и в культуре общества должно занимать «животное начало», чтобы Земля стала планетой людей, а не была «планетой обезьян».

Т.е. низвести Человека до состояния животного способно только не подобающее место, которое может занимать объективно свойственное Человеку «животное начало» в организации психики индивида и в культуре общества.

В жизни всякого биологического вида главный комплекс инстинктов — те инстинкты, на основе программ которых происходит воспроизводство вида в преемственности поколений. Это касается и двуполого биологического вида «Человек разумный». В его жизни функциональное назначение каждого из полόв различно, и это биологически-функциональное различие полόв находит своё выражение в особенностях врождённых инстинктов мужчин и женщин, как следствие, это различие биологических функций обоих полόв некоторым образом должно выражаться и в культуре общества.

Культура, будучи порождением разума многих поколений людей, несёт в себе как «бесполые» составляющие, так и обусловленные половыми особенностями людей составляющие, многие из которых по их существу являются гибким многовариантным продолжением инстинктивных однозначно-жёстких программ поведения.

Известно, что в биосфере в воспроизводстве поколений видов на основе полового различия особей не последнюю роль играют инстинктивные программы привлечения особей противоположного пола и конкуренция среди особей одного и того же вида за лучшего партнёра по половым отношениям и территорию обитания; а также и инстинктивные программы охраны своей территории от особей своего же вида, но не принадлежащих своей семье (прайду), стае, стаду.

У разных видов активная роль в привлечении особей иного пола для продолжения рода, принадлежит либо самцам, либо самкам. Если искать аналоги такого рода в жизни человеческого общества, то практически всю историю Запада сопровождает история женской моды, женской косметики и парфюмерии и женской галантереи. Мужская мода, мужская косметика и парфюмерия и мужская галантерея не являются таким предметом обсуждения и внимания общества, как женские. (По крайней мере так было до начала XXI века).

Функционально по своему существу весь арсенал женской моды, косметики, парфюмерии и галантереи — продолжение в культуру инстинктивных программ привлечения партнёра для продолжения рода#. По своему существу всё это взывает к половым инстинктам мужчин, в чём неоспоримо смогли убедиться многие жертвы изнасилований, которые своим видом, созданным ими же при помощи арсенала моды, косметики, парфюмерии и галантереи, смогли возбудить в ком-то из самцов поведение на основе половых инстинктов, которые те не смогли сдержать (либо же вообще не привыкли сдерживать, поскольку вся их психика подчинена инстинктам).

Для животного строя психики женщин характерно стремление к тому, чтобы выделиться на фоне других самок и привлечь к себе внимание как можно большего количества самцов. О том, какими личностными качествами обладают те, чьё внимание они объективно своим внешним видом и поведением способны привлечь, подавляющее большинство модниц не задумывается, слепо и бездумно следуя моде и её, — казалось бы не управляемым, — капризам#. Требования эстетики и функциональности в женской моде вторичны по отношению к задаче привлечения к себе внимания мужчин и возбуждения в них половых инстинктов.

По существу же в безудержном следовании моде (далеко не всегда функциональной в других отношениях, кроме как обратить на себя внимание, выделиться на фоне остальных самок) выражается инстинктивное, безумное и бессмысленное поведение многих женщин; то есть это — животное, а не осмысленно-человеческое целесообразно ориентированное поведение, либо же вообще одержимость.

В отличие от женщины-обезьяны, женщина-человек должна уметь вести себя и должна вести себя так, чтобы быть желанной только любимому ею, в ком она уже с самого начала их взаимоотношений предвидит будущего достойного отца их детей, оставляя равнодушными к себе всех — даже сексуально озабоченных — самцов в округе. Аналогичным образом должен уметь вести себя и должен вести себя и мужчина, если он не человекообразный «обезьян».

Исторически реально женская мода, а тем более «высокая» мода, превратилась в порнодейство, с которым все свыклись. Это не нежный эрос. Отличие порнодейства от эроса в том, что порнодейство персонально-безадресно ориентировано на возбуждение половых инстинктов в толпе, а эрос персонально-адресно обращён единственно к любимому человеку, обязательно иного пола. Этот критерий отличия позволяет утверждать, что порнодейство может быть эстетически обворожительным и чарующе совершенным, но не перестанет быть от этого порнодейством; а одно и то же действие, в зависимости от сопутствующих ему обстоятельств, может быть как гнусной порнухой, направленной на уничтожение достоинства человека, так и эросом, возносящим чету, преисполненную Любви, над суетой этого Мира.

Назначение различных порнодейств в шоу- и порно-бизнесе в современной политической культуре толпо-«элитаризма» простое — возбуждая половые инстинкты у множества людей в неуместной для их проявлений обстановке, сбрасывать их в животный тип строя психики, что поддерживает толпо-«элитаризм» и упрощает управление массой человекообразных, поскольку носители животного типа строя психики наименее дееспособны в отношении продолжительных процессов, которые составляют основу и суть политики.

Женщина-модница, тем более под покровом утончённой культуры (в особенности «элитарной»), конечно не столь явное животное как откровенно похотливая неотёсанная потаскуха, но при определённом взгляде отличие между ними только в культурологических оболочках и продолжениях одних и тех же половых инстинктов, не подвластных осмысленной воле их обеих.

Если кто-то поймёт всё сказанное так, что безвинные мужики страдают от тайной власти над их психикой дурных женщин, то в действительности он ничего не понял: представители обоих полов в их бездумной подчинённости поведения животным инстинктам порочны, а по своему существу представляют собой недолюдков.

Если кто-то, ознакомившись с высказанными воззрениями на сложившийся институт моды, решит, что нашим идеалом является одеть всех в кое-как сработанную серую униформу, например в ватники, то он тоже ничего не понял. Эстетичность одежды и внешнего вида и поведения человека — это одно, а порнодейство моды — это совсем другое.

Соответственно, если мужчина через половые инстинкты подчинён женщине с животным типом строя психики, в поведении которой преобладают животные инстинкты и их культурные продолжения и оболочки (типа женской моды), то его поведение также весьма далеко от человеческого. И так под гнётом животных женских инстинктов живёт на протяжении веков вся библейская цивилизация — Запад: Европа, обе Америки и Австралия.

Ведический (Индия, государства, где распространён буддизм) и коранический Восток живут несколько иначе. Ведический Восток несёт древнюю культуру воспитания разного рода самодисциплин, которые не допускают разгула животных инстинктов и социально обусловленных страстей, но они ориентированы главным образом на высшие в структуре толпо-«элитаризма» сословия и касты, если в них действует культ принципа «положение обязывает…».

В коранической же культуре дело обстоит сложнее.

Во времена пророка Мухаммада, женщины не носили ни чадры, ни паранджи, и не были узницами гаремов, как это сложилось в исторически реальных мусульманских культурах разных стран в течение последующих веков. Коран не предписывает ничего такого. Но чадра, паранджа, затворничество в гаремах и то исторически реальное бесправие женщины, низведённой до положения вещи-собственности мужчины, которое воспроизведено в художественных образах фильма «Белое солнце пустыни», это — доведение до своей абсурдной противоположности действительно существующей коранической рекомендации, чтобы каждая девушка и женщина вела себя скромно и не стремилась обратить на себя внимание множества мужчин обилием драгоценностей, броской косметикой и одеждой, тем самым возбуждая в них половые инстинкты, неуместные вне супружеской спальни, и подчиняя себе мужчин через них и низводя общество людей до положения человекообразных. Чтобы не быть голословным, приведём прямо сказанное в Коране:

«И скажи [женщинам] верующим: пусть они потупляют свои взоры, и охраняют свои члены, и пусть не показывают своих украшений, разве только то, что видно из них, пусть набрасывают свои покрывала на разрезы на груди, пусть не показывают своих украшений, разве только своим мужьям, или своим отцам, или отцам своих мужей, или своим сыновьям, или сыновьям своих мужей, или своим братьям, или сыновьям своих братьев, или сыновьям своих сестёр, или своим женщинам, или тем, чем овладели их десницы#, или слугам из мужчин, которые не обладают желанием, или детям, которые не постигли наготы женщин; и пусть не бьют своими ногами, так чтобы узнавали, какие они скрывают украшения. Обратитесь все к Богу, о верующие, — может быть, вы окажетесь счастливыми!» (сура 24. «Свет», аят 31, в переводе И.Ю. Крачковского с заменой арабского слова «Аллах» русским словом «Бог»).

То есть по существу Коран изначально порицал разнородные порнодейства и рекомендовал, чтобы культура общества была по-человечески осмысленной, чтобы она не строилась в ублажении несдерживаемого разгула половых инстинктов женщин, довлеющих через половые инстинкты над психикой мужчин, а тем самым подчиняющих животным инстинктам культуру и жизнь всего общества в целом.

Однако в условиях, когда обрядность подменила собой смысл религии, мир исторически реального ислама тоже живёт под диктатом инстинктов. В противном случае было бы невозможно то, как Венеция в средние века провела не одну успешную операцию, в которых дочери семей венецианской «элиты» якобы случайно попадали в плен к туркам во время морских путешествий, после чего продвигались на должность «любимой жены» турецкого султана, со всеми вытекающими из этого факта последствиями, как то: утечка из Стамбула стратегической информации, важной для Венеции, и воздействие Венеции на политику Турции — кадровую, торговую, внешнюю и т.п.

Конкуренция и борьба за наилучшую территорию между особями многих видов, в животном мире запрограммированная в соответствующие инстинкты, в обществе также имеет свои культурологические оболочки и продолжения и выглядит как конкуренция за обладание собственностью, за обеспеченность жилища разными природными и произведёнными благами.

Рукотворное жилище — аналог территории обитания в природе и место пребывания матери и подрастающих поколений. Так обустройство жилища оказалось в ведении женщины. Соответственно и гонка безудержного стяжания, в которой на протяжении веков лидирует Западная цивилизация, поскольку в ней она подхлёстывается ростовщичеством, предписанным Библией расовой еврейской международной «элите»#, является культурным продолжением также преимущественно женских инстинктов. Превосходство над роднёй, знакомыми и друзьями в обустройстве и убранстве жилища и т.п. гораздо более интересует женщин, чем мужчин, и гораздо более ценимо ими, нежели мужчинами. И это — один из генераторов гонки потребления и глобального биосферно-экологического кризиса.

Кроме специфики инстинктивных программ поведения мужчин и женщин оба пола отличаются статистически по хронологической ориентации своего поведения.

Обратимся к приведённому выше рисунку. На нём показано распределение мужчин и женщин по привязке мотивов их поведения к хронологической оси; ориентируясь на хронологическую привязку этих мотивов, мужчины и женщины строят своё поведение вне зависимости от того, осознают они хронологическую обусловленность их деятельности или нет. Рисунок — схематичный, а не масштабный: то есть на нём показаны только характерные отличия статистик, описывающих типы психики мужской и женской составляющих человеческого общества, но не численные значения каждой из групп мужчин и женщин, ориентирующих своё поведение на тот или иной интервал, расположенный на оси времени. На оси времени от глубокого прошлого до весьма отдалённого будущего также нет единиц измерения.

Тем не менее, на рисунке можно видеть три интервала на оси времени, весьма отличных один от другого по численному преобладанию в них мужчин и женщин. Назовём их условно «Прошлое», «Настоящее», «Будущее».

«Настоящее» — это та область, в которой сосредоточились те, кто, метафорически говоря, «живёт сейчас»: сегодня доделывает то, что следовало завершить ещё вчера; что-то делает сегодня насегодня и «ищет зонтик назавтра потому, что пообещали дождь».

Среди этой категории довольно много людей, которые в «Настоящем» не думают о том, что ныне они пожинают плоды своих прошлых поступков и бездействия; а также не думают о том, что совершаемое ими ныне неизбежно принесёт свои плоды в будущем. Это бессмысленное отношение к прошлому и к будущему приводит к тому, что многие из них по своему дурному нраву в прошлом посеяли то, что неприемлемо для них сейчас, а сейчас сеют и взращивают то, что будет неприемлемо для них в будущем.

При этом — в силу общности и целостности мира для всех людей — с дурными последствиями их безоглядности и непредусмотрительности так или иначе приходится сталкиваться не только им самим, но и многим другим.

В общественной жизни эта полоса «Настоящее» на оси времени занимает интервал примерно от «две недели тому назад» до «спустя две недели» и включает в себя разного рода оперативную реакцию на поступающую житейскую информацию, которая утрачивает значимость примерно в течение двух — трёх недель для подавляющего большинства людей.

Интервалы «Прошлое» и «Будущее» математически идентичны в том смысле, что это — «хвосты» статистических распределений. В правом и левом «хвостах» в совокупности сосредоточена весьма малая доля статистики: в общей сложности в пределах 3 — 5 % от общего количества наблюдаемых единичных явлений. Но, как заметил К. Прутков, от малых причин бывают большие последствия.

В «Прошлое» попали те, кого А.С. Грибоедов в «Горе от ума» охарактеризовал словами: «Сужденья черпают из забытых газет времён очаковских и покоренья Крыма». Это те люди, которые пытаются втащить в настоящее не то, что нормы вчерашнего дня, а нормы прошлого века или даже позапрошлых тысячелетий. В политике они являются действительными реакционерами и ретроградами.

В «Будущее» попали те, в чьём поведении преобладает индивидуальная и коллективная деятельность, плоды которой возможны в весьма отдалённом — по меркам бытовой повседневности — будущем: спустя годы, десятилетия, столетия, тысячелетия.

Следует сделать особую оговорку: распределения представлены в привязке мотивов поведения ко временным интервалам, а не по критериям Добра и Зла, Хорошо либо Плохо. Опыт истории показывает, что в прошлом не всё было плохо, в сопоставлении с настоящим, и в будущем не всё будет столь хорошо, как это представляется ныне, опять же с точки зрения осуществления сегодняшних идеалов. И хотя, известно утверждение: «Что ни делается — всё к лучшему», — тем не менее в обществе есть и дальновидные злодеи#, которые по характеру их деятельности попадают в группу «Будущее». То есть от бессознательного и во многих смыслах правильного автоматизма восприятия «Будущее» = «хорошо», «Прошлое» = «плохо» по отношению к рассматриваемому рисунку следует отстроиться. Есть и те, кто помнит благие достижения прошлого и против того, чтобы они были утрачены или искоренены в настоящем и будущем.

Данный рисунок интересен тем, что показывает качественные различия в мотивации поведения, обусловленные свойствами психики мужской и женской составляющих общества: то есть в мотивации поведения множества мужчин и множества женщин, а не в мотивации поведения конкретного отдельно рассматриваемого человека, который вне зависимости от его пола может реально принадлежать всякому интервалу на оси времени. В полосе «Настоящее» женщины численно преобладают над мужчинами, а в «хвостах» распределений наоборот: мужчины численно преобладают над женщинами. Но эти особенности распределений полов по хронологической мотивации поведения их представителей выражаются во множественных явлениях жизни общества.

Те, кто ориентируется в своём поведении на полосу «Настоящее», не воспринимают течения продолжительных процессов или не осознают их значимости и потому не способны управлять ими, хотя в ряде случаев способны интуитивно бессознательно найти в них своё место, в котором им комфортно.

Эти особенности психологии полов проявляются как в общественной жизни в целом, так и в политике. Политика, если это политика устойчивого при смене поколений общества, предполагает памятливость о далёком прошлом и дальновидность в отношении будущего. Если этого нет, то общество сталкивается с непредвиденными ситуациями или повторением уже забытых прежних, к которым оно оказывается не готово, вследствие чего терпит ущерб вплоть до исчезновения его из последующей истории.

Если эту необходимость памятливости и дальновидности в политике рассматривать, соотнося с приведённым рисунком, то понятно и численное преобладание мужчин среди политиков исторически устойчивых культур, и исчезновение локальной цивилизации амазонок, о которых сообщают мифы древних греков. Тем не менее, если традиции и законодательство общества налагают запрет на публичную политическую деятельность женщин, то женщины, численно уступающие мужчинам в «хвостах» распределений («Прошлое» и «Будущее»), порождают исключительно женские субкультуры: гетеры древней Греции, хозяйки великосветских салонов феодальной и ранне-капиталистической Европы и Америки, гейши Японии и т.п. Во всех этих специфически женских субкультурах секс вне супружества, если и имел место, то не был целью их существования: главным было поговорить о серьёзных вещах в жизни общества, в том числе — и вне официального протокола государственной деятельности. И такого рода исключительно женская субкультура в полноте культуры породившего её общества дополняет безымянную субкультуру мужчин, принадлежащих тем же самым «хвостам» распределений.

Круг интересов и деятельность малочисленной группы мужчин и женщин, по своей хронологической мотивации поведения оказавшихся в «хвостах» распределений, чужд подавляющему большинству общества, сконцентрировавшемуся в полосе «Настоящее» и вокруг неё, поскольку с их точки зрения вся деятельность тех, кто сосредоточился в «хвостах» распределений, весьма далека от реальных жизненных проблем, т.е. от «прямо сейчас ± две недели». Поэтому не каждая женщина и не каждый мужчина из полосы «Настоящее» способны преодолеть мировоззренческую пропасть и войти в субкультуру, свойственную крайностям распределений, что и объясняет своеобразие и неподражаемость женских субкультур гетер, хозяек салонов, гейш, дополняющих безымянные мужские субкультуры того же хронологического диапазона мотивации поведения, существующие казалось бы в явном «патриархате».

Эта особенность статистик распределения мужчин по хронологической привязке мотивов и целей их деятельности, связана и с инстинктивными программами «борьбы за лучшее место под солнцем», заложенными в психику женщин. Если женщина невольница своих инстинктов, то преобладающая среди женщин ориентация поведения на полосу «Настоящее», в этом случае обретает конкретное выражение: «У них есть — у нас нет... Хочу сейчас... Ты не можешь обеспечить семью всем необходимым, чтобы нам жить не хуже, чем другие люди# живут...» Это не обязательно выговаривать вслух — достаточно, чтобы этот смысл вкачивался в эгрегор семьи, и под воздействием животного типа строя психики женщины, главенствующей в семье, он действительно вкачивается.

При этом, если деятельность мужчины направлена на поддержание долгосрочных процессов, то с точки зрения сиюминутного инстинктивно обусловленного женского деспотизма эта деятельность в «прямо сейчас» — лишение «ейным» мужчиной, которым она обладает как собственностью, и её самой, и также собственной её семьи чего-то желанного ЕЙ прямо сейчас, но никак не забота о будущем благополучии всех и в том числе и её самой, и семьи в целом.

В массовой статистике такого рода инстинктивно обусловленный близорукий диктат в отношении мужчин, обеспечивающих жизнь семьи, но в то же время и невольников половых инстинктов, подчиняющих их женщине, выливается в безоглядно беззаботное обгладывание ЖИВОЙ ПЛАНЕТЫ на протяжении многих веков. В итоге — глобальный биосферно-экологический кризис, порождённый Западной региональной цивилизацией скрытного матриархата, обглодавшей всю планету, исходя из сиюминутного агрессивно-паразитического вожделения одних самок превзойти в потребительстве других самок трудами подневольных им через инстинкты самцов.

И подчинённость поведения именно женщины животным инстинктам конкуренции за лучшее место в среде обитания не знает ни меры самоограничения, ни благодарности: «Воротись, поклонися рыбке. Не хочу быть вольною царицей, хочу быть владычицей морскою, чтобы жить мне в Окияне-море, чтоб служила мне рыбка золотая и была у меня на посылках».

Это тоже не выдумано А.С. Пушкиным, а взято из жизни подобно многим сюжетам сказок про старуху и старика, через инстинктивные связи раздавленного женским слепым деспотизмом, которые когда одиноки, а когда им сопутствуют в их жизни дети: «Золушка», «Морозко», «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка» и многие другие сказки содержат аналогичные сюжеты в культурах разных народов, живущих в разных регионах планеты и вряд ли когда-либо до ХХ века общавшихся друг с другом.

Персонажи-мужчины, с такими слепыми в отношении будущего и при этом деспотичными характерами, просто не выпирают и не запоминаются во всём обилии персонажей сказок, выражающих многовековые обобщения народами статистики своего жизненного опыта, хотя такие типы подчас тоже встречаются в жизни.

Ещё одна проблема — конфликты свекровей и невесток. Если обе женщины живут под властью инстинктов, то один и тот же мужчина:

  • для одной — исключительно её собственный сын, которого она старается удержать в своей власти на основе комплекса инстинктивных программ материнско-детских взаимоотношений,

  • а для другой — исключительно её собственный муж, которого она старается удержать в своей власти на основе комплекса инстинктивных программ размножения биологического вида.

Конфликт возникает, когда обе женщины инстинктивно претендуют (осознанно или бессознательно — не принципиально) на то, чтобы занять пост «главы рода», и может быть завершён либо победой одной из них в борьбе за этот пост#, либо обретением власти над своими инстинктами хотя бы одной из них на основе перехода к демоническому или человечному типу строя психики. При этом неразрешённый конфликт взаимоотношений «свекровь — невестка» настолько психологически гнетущ и тёмен, что про него нет даже анекдотов типа анекдотов про взаимоотношения тёщи и зятя.

Конфликт между невестками, ссорящими братьев, обусловлен тем же: инстинктивно обусловленной борьбой невесток за статус «главы рода».

Но в культуре современного общества имеются продолжения не только женских инстинктов привлечения партнёра, удержания его и борьбы «за лучшее место под солнцем», но и продолжения и оболочки половых инстинктов самцов. Так, в стаде павианов иерархия их «личностей» выстраивается на основании того, кто кому безнаказанно показывает половой член. Соответственно, бездумно привычный общероссийский мат, в прошлом атрибут преимущественно мужской субкультуры: «Я тебя …»; «А вот тебе …»; «Я на вас всех ... положил» — продолжение стадно-обезьяньего, животно-инстинктивного в культуру общества тех, кому Свыше дано быть людьми — наместниками Божьими на земле. Обезьянам не дано быть людьми; россиянам же дано — в этом разница.

И «Человеку разумному» — вне зависимости от пола — не дόлжно унижаться в организации своей психики до уровня организации психики обезьян. Соответственно, матерщина — внешне видимое выражение психики, свойственной недолюдкам обоих полов#.

Но, если кто-то захочет поупражняться в связи со сказанным в расизме в отношении русских и россиян, то ему следует знать, что специфически русско-татарский мат — не единственное продолжение в культуру животных инстинктов. Посостязаться между собой на глазах женщин в разного рода достоинствах (физическая сила, толстый кошелёк#, «блеснуть умом» и т.п.) — часто встречающееся во всех культурах мужское занятие, но также обусловленное половыми инстинктами и психологической зависимостью через них от женского одобрения.

В прошлом в цивилизованной Европе это выражалось в рыцарских турнирах, а потом в спортивных состязаниях, до конца XIX века бывших преимущественно мужскими по составу участников. Массовый же обоеполый спорт как одна из составляющих физической культуры и здорового образа жизни — это уже достижение ХХ века. Но и его не следует путать с порнодейством профессионального спорта как отрасли шоу-бизнеса.

И вся внутриобщественная иерархия личностных взаимоотношений и угнетения одних людей другими — продолжение в культуру того же рода животных инстинктов, на основе которых в стаде павианов выстраивается иерархия их «личностей»: кто кому безнаказанно демонстрирует половой член, а кто согласен с этим или по слабости вынужден принимать это как должное, а равно — и как якобы неизбежное. Это стадно-стайное обезьянье «я на всех вас член положил» + подневольность психики «член положивших» весьма узкому кругу самок, вертящих их «членами», продолжаясь с инстинктивного уровня психики в более или менее свободно (деятельностью разума) развиваемую культуру тех, кому Свыше дано быть людьми, обретает в ней свои оболочки, которые только и меняются на протяжении исторического развития общества человекоподобных носителей нечеловечного строя психики.

К такого рода оболочкам принадлежат большей частью нормы этикета как молчаливо традиционные, так и прописанные юридически, а также — вся совокупность «статусных предметов и знаков#», главное назначение которых — обозначать положение индивида (или группы) в иерархии личностей в организации общества, хотя наряду с этим они могут выполнять и другие функции. Потребность в этом возникает вследствие того, что если все обезьяны в стаде знают друг друга и знают свой и чужой статус, то в толпо-«элитарном» обществе, где друг друга все не знают, общение ранее незнакомых индивидов начинается с выяснения социального статуса. В процессе выявления статуса — наличие статусных предметов и знаков, этикета избавляет человекообразных от необходимости вступать в тот или иной поединок с целью определения статуса. Но инстинктивная подоплёка при наличии этикета и системы «статусных предметов и знаков» никуда не исчезает.

В частности посвящение в рыцари во времена средневековья сопровождалось возложением меча на правое плечо возводимого в рыцарское достоинство. В менее возвышенных формах, обнажающих инстинктивную подоплёку внешне торжественного ритуала, всё посвящение в рыцари сводится к одной фразе: «Я на вас меч положил и ваш долг служить мне», — в которой осталось одно слово из трёх букв заменить другим словом из четырёх букв (либо из трёх), после чего «элитарный» ритуал посвящения будет неотличим от наведения порядка «главным» павианом в его стаде.

Эпизод с утверждением своего главенства, аналогичным павианьему, находим и в «Словаре живого великорусского языка» В.И. Даля в статье «СОРОМЪ»:

«Болеслав, городу взяшу, ятровь свою облупи (обнажил) и учини соромоту велику брату своему Кондратови» (издание 1882 г. и репринтные переиздания на его основе: т. 4, с. 275, 276, — В.И. Даль приводит цитату из не названной им летописи).

Все законы «об оскорблении его императорского (или королевского) величества» — аналогичны репрессиям со стороны «главного» павиана в стаде в отношении тех, на кого демонстрация им члена не производит ожидаемого впечатления, не вызывает в них прилива верноподданности, и кто не прочь при случае продемонстрировать член и самомý «главному павиану» (или «главной павианихе») или же надругаться над ними фактически, тем самым опустив их по иерархии стаи.

Продолжения в культуру и культурологические оболочки такого рода инстинктивных программ поведения изменялись в ходе развития цивилизации. В частности, законоуложения времён обнажённо силового рабовладения древности отличаются от законоуложений высокоцивилизованного «гражданского общества» наших дней, живущего в системе финансового рабовладения и законодательства об «авторских и смежных правах»: рабские ошейники, кандалы и клейма, которыми рабы тяготились, а свободные боялись увидеть их на себе в случае поражения в войне либо утраты социального статуса по иным причинам, — давно вышли из массового употребления; но в обиход входят кредитные карты, иметь которые вместе с по возможности большей суммой на счёте — желают многие.

Т.е. при сохранении преобладания в статистике животного типа строя психики и его надстроечных модификаций (типов строя психики зомби и демонического) в жизни толпо-«элитарного» общества изменяются только средства и способы построения иерархии личностного угнетения и перераспределения продукта, производимого в общественном объединении труда.

Иными словами, в основе толпо-«элитаризма» лежит «животное начало», не обузданное осмысленной волей человека, устремлённого воплотить в жизнь избранную им самим для себя долю Промысла Божьего, и сопутствующие «животному началу» разного рода культурологические скрепы.

Наличие разнородных культурологических скреп, их смена и воспроизводство в ходе исторического развития обществ приводит к вопросу о сути вероучений и религий на их основе, под властью которых живут общества, — в частности потому, что большинство вероучений:

  • с одной стороны — провозглашают, что человек по сути его — не животное;

  • а с другой стороны — исторически реальные общества под властью этих вероучений живут так, что объективно свойственное людям «животное начало» выражает себя в толпо-«элитарной» организации общества, в которой нет места Человеку — носителю человечного типа строя психики.

Это обстоятельство даёт основание полагать, что:

Вероучения, господствующие над жизнью толпо-«элитарных» обществ, порождают псевдорелигии идеалистического атеизма, разрывающие жизненный диалог человека и Бога о смысле Промысла и миссии человека и человечества в Промысле и подменяющие его чем-то иным. И потому необходимо выявить и понять суть псевдорелигий и их отличие от истинной религиозности.

Промысел и Попущение

Можно кое-что понять на примере отдельной программы на компьютере, которая имеет ограничение по применению, но в тоже самое время не имеет пределов совершенству в рамках использования по назначению.

Если открыть изображение в текстовом редакторе, то либо будет ошибка, либо любое редактирование приведёт к тому, что изображение будет нарушено, и больше не откроется. То есть, цели не соответствуют замыслу вложенному разработчиками в устройство «среды» в которой происходит попытка достижения этих целей. Иными словами, в рамках предоставленных правил нельзя достичь целей, не предусмотренных разработчиками этих правил, и уж тем более по своим правилам входящим в противоречие с правилами «среды». В результате будет крах деятельности.

Разработчики совершенствуют инструмент, включая новые, и дорабатывая имеющиеся функции, что заметно облегчает работу и способствует достижению целей, укладывающихся в замысел программы и среды. То есть, если использовать текстовый редактор для создания текстов, то там есть очень много функций, способствующих реализации этого, и в этом направлении нет пределов совершенству.

Замысел Разработчика Вселенной в богословской терминологии называется Промысел Божий, а отклонение от него - Попущением.
Суть та же. В рамках Промысла есть множество возможностей для реализации бесконечного множества замыслов, и тут действительно совершенству нет предела. Но нарушение законов мироздания означает выход в область Попущения, где начинается крах деятельности, и если вовремя не переосмыслить намерения, то дальнейший выход из области Попущения возможен только вперёд ногами.

При этом за использование не по назначению текстового редактора неправомочно винить разработчиков. Виноват юзер который «калькулятором орехи колит». Естественно, что ему не будет поддержки от разработчиков, а будет указано на инструкцию по эксплуатации либо вообще никто не ответит, так как всё для нормальной деятельности у юзера есть: написана подробная справка, «интуитивно понятный», удобный и простой интерфейс и пр.

Но если человек использует программу по назначению, то любые предложения по улучшению приветствуются разработчиками, и ему будет оказываться поддержка.  

Точно так же, Свыше будет оказана поддержка всем, кто познаёт, учиться использовать по назначению, и использует «программу» Мира и его цели будут легко реализуемы, такого человека будет нести по жизни на крыльях «ветра помощи».

Тому же, кто пытается кидать вызов среде своего обитания, её правилам и её Создателю, от главного Разработчика не будет никакой поддержки, и крах деятельности упорствующего приведёт к «game over». Но винить Создателя (типа «Бог наказал») неправильно, ибо всё для того чтоб стать Человеком и жить по-человечески у каждого уже есть, остаётся перестать перекладывать ответственность за свои ошибки на Бога, и искать диалога с Ним для совместной работы над «улучшением продукта», то есть Мира.